Закрытая зона

Партнеры

 

Контакты

+375 29 676 44 44

E-mail: admin@safariclub.by

ХРОНИКА ПРИДУМАННОЙ ВОЙНЫ. Первая серия. БИТВА ЗА МИОРЫ

Дата публикации: 2016-11-21

По крыше жизнеутверждающе барабанила дробь щедрого летнего ливня. Раскаты грома становились все реже, а с каждой очередной тонной выпавших осадков небо светлело. Я собирался на войну. 

 

Войну, которую человек объявил хищнику, осмелившемуся конкурировать с ним на вершине пищевой цепи. Эту вершину человечество заняло прочно и навсегда.Свою физическую неразвитость люди компенсировали активным использованием мозговой деятельности и образцовым стадным инстинктом. И за тысячи лет мы стали основным биологическим видом, прогнув природу под свои потребности. Мы закатали в асфальт половину планеты, загадили окружающую среду отходами своей жизнедеятельности и сделали еще очень много хороших вещей. 

А главное - мы узурпировали право распоряжаться жизнями других существ. Люди научились управлять популяциями других видов и способны как полностью уничтожить отдельные, так и масштабно распространить их по всей планете. Примеров тому великое множество, а самый свежий из них - ситуация с диким кабаном в нашей маленькой стране. Расплодив за последние пятнадцать лет этого зверя до неимоверных масштабов, мы , словно перевернув песочные часы, вдруг разом решили уничтожить его до последнего "пятачка". 

 

Но сегодня речь о волке. Этот зверь в охотхозяйствах европейской части свой приговор получил давно. Волк подлежит отстрелу всегда и любыми способами. И выживает он не благодаря, а вопреки воле человека. Выживает потому, что научился быть скрытным, хитрым и осторожным. Приобрел генетический страх перед человеком. 

 

Но справедливости ради - его популяции в Беларуси пока ничего не угрожает. Мы долго и планомерно поднимали его численность, разводя дикого кабана. На такой шикарной кормовой базе количество волка постоянно росло. Охотой на серого занимались только штатные работники охотхозяйств и небольшая группа любителей- энтузиастов. А нынче кабана не стало. Почти. И волк переключился не только на бобров, косуль, оленей и лосей. Он научился таскать телят и нападает на домашних собак, стал завсегдатаем свалок и скотомогильников. Он вынужден больше двигаться и стал чаще попадаться людям на глаза.

 

Но я не собираюсь, да и не могу, конечно, переделать мир. Я пойду на войну с волком. Свою войну. 

 

Следы серых появились во вверенном мне егерском обходе Миорского БООРа пару месяцев назад. Но плодотворно охотиться мешала погода, да и засеянные поля позволяли хищнику надежно прятаться в высоких зарослях. Но не было бы счастья...

 

Рабочая поездка Президента на отдых в Витебскую область оказала волшебное мельдониевое воздействие на аграриев Браславского и всех соседних районов. Убрали все! Не взирая на погоду и не везде дожидаясь дозревания злаков. Это развязало мне руки.  Вот только синоптики не сулили ничего хорошего, обещая ночью очередную августовскую грозу. 

 

В полдесятого я на месте. Занимаю место на повороте дороги, являющейся границей моего обхода и соседнего охотхозяйства. Волки предположительно должны дневать в примыкающих к болоту Ельня, брошенных торфоразработках. От зарослей меня отделяет метров триста убранного пшеничного поля. Место проверенное - именно здесь прошедшей осенью я добыл матерую волчицу. Вот только погода...

 

Первую вабу делаю под монотонный мелкий дождь. Тишина. Через двадцать минут вою снова. Спустя время какой-то зверь светится в окуляре тепловизора совсем недалеко от моей машины, которую я оставил в полукилометре сзади, около деревни. Еще ваба. Справа впереди из угла леса появляется волк и начинает челноком рыскать по полю. До зверя далеко. Усилившийся дождь сводит на нет возможности ПНВ, да и в "тепляк" видно еле-еле. Спустя несколько минут волк скрывается в чаще, и я снова ваблю. К этому времени огромная черная туча, укрывшая небо, начинает трещать каскадами молний, обильно поливая меня холодным душем ледяной воды. Похоже все...Пора домой... Спешно возвращаюсь к машине, около которой нахожу почти размытые следы матерого волка. Хищник шел ко мне со стороны деревни, уперся в автомобиль и слинял от греха подальше. 

 

Ну что-же, сегодня я проиграл сражение. К двум часам ночи я дома. Развесив весь шмурдяк сушиться, я наливаю себе рюмку " с расстройства", еще одну выпиваю у умиротворяющих углей догоревшего камина и залезаю в уже давно согретую постель. Где- то в густой лесной чаще остался мой противник , и сейчас под проливным дождем пытается что-то поймать на прокорм своей подрастающей волчьей ораве. Сегодня он победил и получил право жить, как минимум, до следующего сражения. 

 

К полудню наступившего дня вода у небесной канцелярии наконец закончилось. Сквозь рваные в клочья облака на землю воровато заглядывало солнце, пытаясь хоть немного просушить грозовые последствия. А я, тем временем, привел в порядок свой охотничий шмурдяк, зарядил все аккумуляторы бесчисленных гаджетов и принялся кропотливо изучать карту вчерашних боевых действий. 

 

Как и предполагалось ранее, хищники облюбовали своим домом брошенные торфоразработки с примыкающим болотистым лесным клином. Этот дремучий массив представлял собой квадрат непроходимых лозово-ольховых зарослей, обильно сдобренных плантациями тростника. Еще здесь присутствовало великое множество мелиоративных каналов, ставших целым бобровым мегаполисом. Равнинно-болотистый ландшафт был скудно декорирован холмами торфа, напоминавшими о том, что даже эти дремучие дебри - результат деятельности человека. Именно в таких горках очень любят делать свои логова волки. В здешние места люди не наведываются в принципе, кроме серых и бобров здесь появлялись лишь лоси, еще любившие ночевать среди небольших болотистых разливов журавли, да, возможно, героиня детских ужастиков - Баба Яга. 

 

После восьми часов вечера я снова приехал в поля. Сегодня я решил зайти соперникам с тыла и пытаться вабить с противоположной стороны торфянников. Здесь с лесом граничат причудливой формы поляны-сенокосы, витиевато изрезанные островками кустарника. Я очень люблю этот уголок своего егерского обхода, который своим ландшафтом напоминает пойменные луга великой реки Урал. Сейчас травы  скошены, и по свежему газону проснувшейся после летних гроз отавы щедро рассыпаны рулоны сена. Эти гигантские роллы из колхозного суши-бара представляют  собой великолепное укрытие и позволят в случае необходимости незаметно приблизиться к зверю на удобное расстояние. Заняв позицию за одним из таких рулонов, я принялся ждать, когда небесное светило начнет прятаться за горизонт. По поляне шнырял молодой козлик, с остервенением гончей пытавшийся отыскать на мокрой траве вожделенный запах потенциальной подруги. А я, убаюканный лубочными пейзажами, окунулся в лирические воспоминания. 

 

Когда-то очень давно, словно в другой жизни, среди похожих копок сена или соломы мы так любили детьми играть в войнушку. Вооружившись до зубов вырезанными из деревяшек автоматами, пистолетами и ножами и не обращая внимания на острую стерню, мы бесконечно шли своими босыми, грязными от пыли и в кровь исцарапанными ногами в отважную атаку. Мы брали пленных и устраивали в пыльной соломе коварные засады. Причем каждая из противоборствующих команд безапелляционно считала себя советскими солдатами, а своего противника, соответственно, проклятыми фашистами. Таким волшебным образом в этих сражениях всегда побеждали наши. Боже, как давно это было! Может и правда в другой жизни?...

 

Прошли десятилетия. Я, мягко говоря, повзрослел. Но по-прежнему играю в войнушку. Только, спрятавшись за сеном, держу в руках настоящее оружие и хочу лишить своего врага жизни совсем не понарошку. 

 

А тем временем солнце скрылось за горизонтом, возвратив меня к реальности. Обильно промокшая земля к вечеру стала щедро делиться влагой с атмосферой и по низинам пополз коварный туман. Тянуть дальше было нечего и я принялся "скулить". Три раза провабив, я принялся ждать развития дальнейших событий. Где-то у соседей охотился мой друг Войтех Кононович. Очередную поездку он пытался подкараулить какого-то неуловимого козла, но как каждый настоящий охотник, пытался усадить каждую ягодицу в персональное кресло. Мы договаривались повабить волка вместе, когда "дед" разберется с первой своей задачей. А мне чего ждать впустую? Я быстро нашел для себя оправдание: перспективное и проверенное место оставлено "на потом". А здесь еще никогда удачи не было, да и туман... Но все равно стремно переть против "деда"...

 

Из полных раскаяния размышлений меня вывел появившийся в тумане силуэт. На дворе были уже сумерки, и в туманной мгле зверь выглядел практически черным контуром. Мгновенно вскидываю карабин и ловлю в оптику потенциальную цель. Похоже лиса - ложная тревога. Зверь шел мимо меня в 150 метрах, при этом нижнюю часть его силуэта закрывала небольшая складка местности и видеть я мог только верхнюю часть спины и хвост трубой. Сомнений добавлял тот факт, что появления зверя я ожидал с передовой, а он появился с тыла.В попытке остановить хищника я свиснул. Зверь замер, повернув ко мне мордочку с острыми пирамидками ушей. Смотрю во все глаза на черный, словно в театре теней, профиль - точно лиса. В этот момент зверь  срывается с места и рысью уносится прочь. Волк!!! А я - лох!!! В руках серый был, а теперь никакой свист его не остановит! И расстояние уже под 200. Глубоко, словно перед прыжком в воду, вдохнув, навожу перекрестие на голову хищника и жму на курок. После выстрела волк взвизгнул и закрутился на месте. Я еще не успел осознать попадание, как серый вскочил и прыжками полетел в кусты, из которых он и появился минуту назад. Делаю вынос далеко вперед и стреляю в момент, когда зверь должен скрыться за парой рулонов. Раздается характерный шлепок и из-за круглых стожков сена уже никто не выскакивает. Перезарядив Блейзер, осторожно выдвигаюсь на арену боевых действий. За рулоном сена лежит взрослая волчица. Зверь уже дошел. Первый выстрел попал в заднюю часть брюшной полости, второй по классике - за лопатку. Я счастлив, я выиграл битву. Неспешно отправляюсь за машиной и пытаюсь разложить произошедшее по полочкам. 

 

Получается, что на вечернюю охоту волчица ушла из болота еще до того, как я пришел на место. Судя по направлению, с которого она появилась, на ужин она планировала приготовить своему семейству свежую бобрятину. Очередной раз убедился, что отличить силуэт волка от лисы проще всего по очень высоким ногам первого. А вот когда ног не видно - ошибиться проще пареной репы...

 

Загрузив трофей в "Кукурузник",я второй раз за вечер вдохнул на весь литраж своих легких и набрал Войтеха. Хвастаясь своими успехами, попытался максимально придать голосу тональность раскаяния в стиле  "я больше так никогда не буду".  Дед поздравил, не забыв уколоть напоминанием о совместных планах. Быстро обрисовываю ситуацию и докладываю, что лучшее место я пока не трогал. Дед теплеет, и мы договариваемся о месте встречи через час. Фу... Похоже прокатило... Хоть будет кому сделать качественное фото с трофеем...

 

Через полтора часа, после короткой фотосессии, мы с Войтехом заняли позиции на новом месте. "Дедушка" на повороте дороги, с которой я пытался вабить в грозу, я - метров триста левее. Егерь Валентин уехал на железном коне в ближайшую деревню что-бы не мешать. Сегодня мы решили звать серых дуэтом. Обычно Войтех предпочитает солировать, но сейчас у него на это нет шансов. В моем обходе и у меня есть право голоса. 

 

И вот "дедушка" запел. Пропустив первое колено, со второго вступил и я. Сколько грусти и безграничной тоски было в нашей песне! По сравнению с ней "Черный ворон" - просто бравурный марш какой-то. 

 

Всегда после первой вабы наступает пять минут трепетно-волнительного ожидания, а если уж доведется услышать волчий ответ, в организме происходят воистину потусторонние метаморфозы. Тебя бросает в пот, волнительная дрожь может доводить до состояния тошнотворного головокружения, а сознание укрывает тяжелой апатичной ватой. 

 

Но на этот раз реакции благодарных слушателей мы не дождались и спустя четверть часа я утонул в подготовке железобетонного доводов моей невиновности в отсутствии результатов, которые мне несомненно придется выкладывать под "теплым" прокурорским взглядом Войтеха. Спустя еще немного Войтех сново разрывает тоскливым воем ночную тишину. Я снова на "бэк-вокале". И вдруг! 

 

Вот как объяснить это волшебство? На охоте ты всегда самозабвенно зовешь своего потенциального соперника : скулишь волком и крякаешь гусем,  ревешь оленем и квакаешь, подражая сохатому. Но стоит тому ответить -  это сразу "вдруг", это неожиданно и вопреки, словно на ответ ты и не рассчитывал вовсе, а тут такое волшебство...

 

Вот и сейчас "вдруг"! Вдруг завыл волк. Совсем близко, прямо напротив меня. Так рядом, что кажется, что этот звук можно поймать в ладонь, словно назойливого комара.  И сразу в висках застучали отбойные молоточки взлетевшего за 150 пульса. А потом поверх первого басом потянул второй. И тишина... Через пару минут мы снова воем. И снова ответ. Мы вдвоем. И там, в лозовых дебрях, тоже двое. И мы снова зовем. Мы хотим сражения и ,похоже, его не избежать. Ответ все ближе. Спустя несколько мгновений раздается треск ломаемого тростника. Это значит, что волки вышли из чащи и перебираются через заросший канал, служащий границей торфяного болота. Мгновение - и два силуэта появляются на чистине  и став в величественную позу, сканируют поле. 

 

Мне можно стрелять, нас разделяет не более 200 метров. Но сейчас первое слово за "дедом по оружию". Тем временем Войтех решил крикнуть, подражая раненому зайцу. Волки тот час сорвались с места и рысью побежали к нему, постепенно удаляясь от моей позиции. Но что же Войтех тянет? Ведь того и гляди, к ногам придут! А он не стреляет, хотя расстояние уже наверняка не более ста метров. И тут первый волк останавливается, вытягивает голову вперед и протяжно воет. Потом снова. Происходящее гипнотизирует, кажется какой-то сказкой из параллельной реальности. Словно во сне, я взвожу паншибер, выношу перекрестие чуть выше спины зверя и , задержав дыхание, жму на курок. У меня момент истины. Все охотничье бытие вдруг сжимается в это мгновение, а время растягивается, словно в компьютерных шаблонах голливудских фильмов. Сейчас мне все равно, что со мной сделает Войтех, безразличны все прошлые и будущие трофеи. Весь мир только здесь и сейчас! И я не смогу промахнуться! Ведь нельзя разрушить сказку банальным промахом!

 

Подброшенный отдачей карабин снова падает на опору треноги и я вижу волшебный момент, когда пуля попадает в воющего волка. Закрутившись юлой, зверь взвизгнул и спустя мгновение упал навзничь. 

 

Не менее десяти минут прошло, прежде чем я пришел к здравому рассудку и вернулся из сказки в реальность. Мы встретились с Войтехом на середине пути от наших позиций. Конечно про суровый нрав "деда" я шутил. Войтех искренне поздравил меня, он был не менее счастлив такому результату. Как оказалось, волка он видел лишь одного и ждал, когда тот,приближаясь, преодолеет мысленный рубеж в виде скирды соломы. И вот когда серый за ней скрылся, вместо того, что бы сделать еще несколько шагов и попасть под выстрел Войтеха, он остановился и стал выть...

 

Моим очередным трофеем стала старая матерая волчица, пуля попала ей прямо в лопатку и мгновенно лишила жизни. Подъехавший Валентин долго рассматривал поверженного зверя, качал головой и что-то нецензурно бубнил себе под нос. Он словно искал подвох и  никак не мог поверить что такого хитрого и коварного хищника можно столь просто обвести вокруг пальца. А тут сразу двоих за вечер. Мне было приятно, это была моя ночь...


Незаметно прошла рабочая неделя и я снова оказался в здешних местах. И снова поехал вабить, решив опять начать с сенокосов. Вот только чуть-чуть припозднился по времени. Поэтому оставив машину в своем обычном месте, я прямо от нее "проскулил" и отправился занимать позицию среди все тех-же рулонов. Пройдя около четырехсот метров,я пробрался сквозь коридор кустарника и оказался на краю поля. Прежде чем идти дальше, решил осмотреться в бинокль. Волка прямо посреди поля я увидел сразу. Хищник сосредоточенно двигался в сторону машины, неминуемо приближаясь ко мне. Когда до зверя оставалось 150 метров я выстрелил. Все произошло как-то быстро, буднично и пресно. Еще одна волчица отправилась в царство вечной охоты...

 

Сделав пару фоток на мобильник и попив чайку, решил снова, как и неделю назад, отправиться на границу хозяйства и еще раз попробовать там. Чем черт не шутит! Если этот снаряд трижды попал в одну воронку, может у него другой траектории просто нет? 

 

Спустя полчаса охоты на новом месте и через пару минут после второй вабы тепловизионный монитор беспристрастно показал величественный силуэт матерого волка-самца. Причем еще минуту назад на поле никого не было, а тут стоит статуя прямо в его центре и , естественно, точно по направлению устойчивого ветра. 

 

Несомненно это был тот самый зверь из многочисленной волчьей семьи, которого я хотел добыть больше всего. Облататель огромной лапы 45-го волчьего размера, не раз будоражившей мое сознание своим массивным слепком на песке. Я не отрываясь смотрел в окуляр тепловизора, понимая, что противник меня раскусил и обнаружил,  и на этот раз у меня шансов нет. В гордой осанке зверя читалось превосходство, глумливое пренебрежение и снисходительное торжество знатока из известной телепередачи, ответившего на простой вопрос без минуты размышления. И все-же я попытался максимально осторожно вложить в плечо карабин, но сквозь зеленый "телевизор" Дедала успел увидеть лишь ускользающую тень в кустах. 

 

В последующие два месяца матерый около торфяника больше не появлялся. Я пытался преследовать его по всему району, но нигде этот фантом не оставался на дневку второй раз подряд. Вот так я выиграл три сражения, но безнадежно проигрываю в войне. Надеюсь, пока....


Богуш Дмитрий

 

Назад к списку статей
Яндекс.Метрика