Закрытая зона

Партнеры

 

Контакты

+375 29 676 44 44

E-mail: admin@safariclub.by

Ваш выход, пан гималайский!

Дата публикации: 2013-08-05

Войтех Кононович

Фото автора

Люди моего поколения, чьи детство и юность пришлись на 60-70-е годы прошлого века, и те, кто постарше, конечно же, помнят колоритного персонажа всесоюзно популярного телевизионного «Кабачка 13 стульев» пана Гималайского. Ну, того самого, у которого пан Директор потребовал справку, удостоверяющую, что он, Гималайский, не является верблюдом.
Ассоциация с незабвенным телегероем как-то сама собой напрашивалась у меня, когда я отправлялся в дальневосточную тайгу охотиться на гималайского медведя.

 

А началась эта история, когда мы с моим другом Геннадием Канойко охотились под Охотском на снежного барана. Мы познакомились с ребятами из Хабаровска, которые пригласили нас поохотиться на белогрудого или гималайского медведя.

 

Всезнайка-Википедия говорит об этом звере так:
«Гимала́йский медве́дь, или белогру́дый медве́дь, или чёрный гималайский медведь, или чёрный уссурийский медведь (лат. Ursus thibetanus), млекопитающее отряда хищных. Белогрудого медведя иногда выделяют в отдельный род Selenarctos, «лунный медведь».


Белогрудый медведь по величине почти вдвое меньше бурого и отличается от него более стройным телосложением, тонкой остроносой мордой, большими округлыми ушами; передние лапы сильнее задних. Самцы этого вида 150-170 см длиной, высота в холке около 80 см, весят 120-140 кг. Самки заметно мельче.


Мех короткий, блестящий, шелковистый; обычно чёрный, но встречаются особи буроватого или рыжеватого цвета. На груди всегда есть белое, иногда с желтоватым оттенком пятно в форме буквы V; оно напоминает полумесяц, и именно из-за него гималайского медведя называют «лунным».


Обитает в холмовых и горных лесах от Ирана через Афганистан, Пакистан и Гималаи до Кореи и Японии. На севере ареал захватывает северо-восток Китая (Манчжурию) и Приморский и Хабаровский края России, а на юге доходит до севера Вьетнама и островов Хайнань и Тайвань. В Гималаях летом он живёт на высоте 3000-4000 м, на зиму спускаясь к подножиям гор.
Есть мнение, основанное на тибетском названии белогрудого медведя – «мети», что отпечатки его следов и почтительное отношение к нему местного населения являются основой для создания легенд о «снежном человеке» или «йети».
В отличие от бурого медведя гималайский ведёт полудревесный образ жизни – на деревьях он добывает корм, там же спасается от врагов и гнуса.
Пища гималайского медведя на 85 процентов растительного происхождения: кедровые и др. орехи, жёлуди, различные ягоды и плоды, побеги трав и кустарников, сочные луковицы и корневища. Хищничает редко, но не брезгует падалью. Из белковой пищи питается муравьями и другими насекомыми, моллюсками, лягушками. На людей не нападает.
Зимой ложится в спячку. Берлоги устраивает в дуплах мягких древесных пород – тополя или липы. Продолжительность жизни – около 25 лет.
Основные природные враги гималайского медведя: амурский тигр и бурый медведь».

 

А я бы еще добавил в число злейших врагов этого зверя наших друзей-китайцев. Пока они не появились в огромном количестве на Дальнем востоке и не занялись усиленно скупкой медвежьих лап и желчи (первое – деликатес китайской кухни, второе – ценнейший ингредиент народной медицины Поднебесной, помогает, говорят, от подагры и болей в суставах.), это был довольно распространенный зверь. Его вполне хватало, и добыча его была делом обыденным для законопослушных охотников. А теперь она ограничена. По телевизору часто показывают случаи, когда российские таможенники задерживают на границе по 500 замороженных медвежьих лап в мешках. Это проблема №1 не только в Приморье и в Хабаровском крае, но и на Камчатке, и на Алтае с Сахалином, равно как и с бурым медведем. Браконьерство официально, конечно, преследуется правоохранителями, но, если откровенно, кто за всеми уследит на таких огромных пространствах? А, может, иной раз и власти предержащие попросту закрывают на все глаза, как бы давая людям, которые остались не у дел в России, возможность заработать на жизнь хотя бы таким образом. Медведь добывается, 4 лапы отрезаются, вытаскивается желчь, особенно ценная по весне. Все остальное бросается, даже шкура не востребована. Животное уничтожается ради каких-то 200 долларов. Весной за неделю-другую, когда медведь выходит из берлоги, охотник-браконьер на снегоходе может добыть десяток косолапых, заработав при этом около 2 тысяч долларов. В то время, как официально добытый трофей обойдется охотнику раза в три дороже этой суммы.

 

Но лет 5-6 назад, когда нам с Геннадием предложили поохотиться на «пана Гималайского», ситуация в Лазовском районе Хабаровского края еще не была столь запущенной. В охотхозяйстве на реке Хор имелись две лицензии на белогрудого медведя, и стоили они по тем временам относительно недорого. Ну, мы и поехали.

 

Вся Сибирь, как и Дальний Восток, в свое время были поделены между охотпользователями, т.е. охотниками, которые на этой территории добывали пушнину. Медведь для них – так, не очень-то и нужный обед, тем более, он был когда-то в Красной книге СССР. В основном местные охотники – соболятники, каждый на своем промысловом участке. Мы тоже охотились на их территории, они просто нашли дупло со спящим мишкой. Как они находят такие дупла? Начинается охота, выпадает первый снег. Перед лежкой медведь начинает ходить, заранее все примечает и потом старается не оставить следа на снегу и залечь в дупло. А охотники эту деревянную берлогу находят, отмечают, а потом уже ведут туда других людей.

 

Предварительно мы немножко почитали об охоте на белогрудого медведя. Она интересна – и в то же время неинтересна – тем, что медведь, спасаясь от зимних холодов и естественных врагов, ложась в спячку и пытаясь спрятаться, залезает в дупла деревьев. В отличие от бурого медведя, который устраивает себе берлогу под выворотнями и в ямах под буреломом. В нетронутых лесах бывают большие толстые липы. Часть их кроны отваливается, и в вилке дерева образуется дупло на высоте 5-6, а иногда 8 метров. Белогрудый медведь карабкается по стволу и через верхнюю часть дупла забирается туда. Всю зиму он чувствует себя в безопасности. От чего или кого? Дальний Восток – это родина уссурийского тигра. И очень часто белогрудые медведи, особенно небольшие особи, становятся жертвами полосатого хищника. Сонный мишка просто не в состоянии дать ему отпор… А высоко по деревьям тигры не лазят.

 

Средний белогрудый медведь по размерам намного меньше бурого медведя, где-то в пределах сотни килограммов. Ну, а большой медведь – это 150-200 кг. Гималайский медведь, наверное редко доживает он до такого возраста, чтобы смог достичь подобных кондиций… Забегая немножко вперед, замечу, что мне удалось добыть именно такого медведя. Так вот, нам объясняли, что экземпляр, которого я добыл, попадается раз в год или в два.

 

На охоту мы поехали по лесовозной дороге. Мороз градусов 12-15, погода ясная. Выдвигаемся на рассвете. Нас везли на джипе через невысокие сопки, смешанный лес, хвойный и лиственный. Леса большие, впечатляет размер деревьев. Очень много диких фруктовых деревьев, попадается черешня, вишня и яблоня. Порой видишь – высокое дерево, а наверху как будто гнездо. Мы обратили на них внимание наших проводников: дескать, сколько у вас гнезд! А нас поправили: это белогрудый медведь залезает наверх, выбирает себе место, удобно садится, ломает ветки, объедает с них плоды и укладывает под себя. Соответственно получается у него такое гнездышко. Конечно, на такое способны лишь мелкие медведи, весом до 50-80 кг.

 

Прослушав инструктаж, проезжаем километров 6 на машине, а потом нам еще надо идти километра 3-4 именно к дуплу. Мы должны подходить тихонько, никакого шума, потому что миша может в любой момент проснуться, сон у него очень чуткий. Подходим к деревьям, становимся на стрелковые позиции. Посредством жребия было принято решение, что первым медведя стреляет Гена. Я страхую.

 

Расстояние до дерева метров 20-30, плюс высота. У нас обоих были двойники – один ствол гладкий, второй нарезной. У меня «меркель», у Гены МЦ-7 советского производства. Выбор оружия был продиктован его удобством при необходимости произвести быстрый повторный выстрел.

 

Особенность белогрудого медведя в том, что если он выскакивает из дупла и сразу видит своего противника, то не идет вниз, а пытается перескочить сразу на другую сторону дерева. Дерево толщиной в 2-3 обхвата человеческих рук, медведь по той стороне спускается вниз и потом быстро убегает. Но если он проявит агрессию по отношению к человеку, то, в отличие от бурого медведя, который в таких случаях поднимается на задние лапы и идет в атаку, благодаря чему его можно бить по грудной клетке, белогрудый медведь, словно собака, идет на четырех лапах. Он может моментально охотника сбить, свалить, нанести повреждения и удрать, воспользовавшись моментом, когда человек ошарашен медвежьей наглостью. Такое чаще случается, когда мишка ранен.

 

Честно говоря, я не знаю, нападает ли белогрудый на людей в природе. Наверное, как и любой зверь, он в первую очередь старается уйти от контакта с человеком, а потом, если какие-то обстоятельства не позволяют ему отступать, видимо, может и напасть. Возможно, если кто-то потревожит мамашу с детенышами.

 

Белогрудый медведь живет в одном ареале с бурым, и вполне можно представить себе ситуацию, когда они сталкиваются лоб в лоб. Любой медведь, особенно бурый, в первую очередь каннибал. Поэтому они, особенно перед залеганием в спячку и весной, после подъема из берлоги, от свежего мяса не отказываются. Поэтому при встрече, я думаю, у белогрудого шансов нет, ведь бурый мощнее и сильнее...

 

Но вернемся к нашей охоте. Мы с Геной стоим наизготовку, волнуемся, так как нельзя упустить момент, наиболее подходящий для выстрела: его нужно производить, когда медведь высунется чуть более, чем на половину своего тела. Если поторопиться с выстрелом, то пораженный мишка падает обратно в дупло, а это чревато тем, достать трофей можно, только спилив дерево.

 

Егерь начинает тихонько стучать по дереву. Нам сказали: «Один удар – и медведь выскочит пулей!» Однако на сей раз мишка не отреагировал никак. Тем временем солнышко поднялось, мороз немножко полегчал. Мы в ожидании, миша не просыпается. Типа: «Тихо, мама спит!»

 

Нас поначалу удивило то, что наши хозяева несли с собой бензопилу. Сначала они попытались пробурить дырку в дереве – бур сломался. Тогда они вырезали окно размером 15х15 см на уровне полтора-два метра от корня дерева. Но медведь и после этого не проснулся. Тут у нас появились сомнения, в том, что он вообще здесь есть. Гена ждет со своим двойником, когда же наконец миша выскочит. А у меня желание, конечно, помочь Гене. Но зная, что он охотник очень сильный и стрелок хороший, я все-таки иногда между делом хватаюсь и за фотоаппарат. Подержу его в руках, повесив винтовку на сук, потом повешу камеру и возьму в руки оружие... Как вырезали окно, мне показалось, что миши нет. Попытались зажечь кору березы, чтобы дым пустить. Но там тяга оказалась очень сильная, как в большой дымовой трубе. Миша лежал где-то внизу, и выкурить его не получилось, так как дым весь вышел вверх. Тогда егерь с аутфитером вырезают длинную хворостину сантиметра 2 в диаметре, а ее конец расщепляют на 4 части. И пытаются засунуть этот дрын через пропиленную дырку вниз. Уткнулись во что-то мягкое. Изучают: может это просто гниль, а может – медведь. Начинают вращать палку, потом вытаскивают – на ней шерсть медведя, значит, он здесь лежит! Или мишка слишком глубоко спит, или затаился и не хочет вылезать. И вот, наконец, его достали, ковырнули, наверное, в таком месте, что зверь не выдержал и заревел. Представьте: замерзшая тайга, тишина – и вдруг мишкин рев в такую трубу! От такого звукового эффекта по спине пробежал холодок и сжалось, не только сердце…

 

Егерь, убегая от липы, успел крикнуть: «Пошел!» Гена на стреме. Медведь выскакивает из дупла, зависает на какую-то долю секунды, Гена его стреляет. И, самое смешное, у меня, вроде, в руках должна была быть – и была! – винтовка, но как в них оказался фотоаппарат – убей Бог, не помню! Получилось, как будто так и было надо. Медведь зависает, потом падает. Гена делает контрольный выстрел, когда зверь еще не долетел до земли.

 

Оказалось, я успел сделать три фотографии: вот медведь выскакивает, вот он получает пулю и вот уже падает головой вниз, отсвечивая босыми задними лапами. Зверь оказался не сильно большой, но красивый, приятный на вид. Развели костер, приняли по сто грамм на кровях, провели фотосессию. Потащили его вниз, а это еще километра 4. Дорога была намного легче, да и веселее, не то, что вверх лезть.

 

Итак, Гена добыл первого медведя. Сутки мы отвели на обработку туши и отдых. Я сам ее свежевал, снимал шкуру. В связи с тем, что белогрудый медведь все-таки, я считаю, не всеядный, то думаю, что он не заражается трихиниллезом, как бурый. Впрочем, мясо мы не ели, потому что хозяева его себе забрали. Да нам и без того хватило: Дальний Восток не мясом славен, а красной икрой. У нас на столе стояла большая миска.

 

На следующий день собираемся уже за моим медведем. Сказали, что этот миша будет намного крупнее. Дерево, сдвоенная липа, и, в отличие от дупла Гениного медведя, располагавшегося на высоте 6-7 метров, здесь дупло было у основания ствола. Опять строгий подход по принципу «Тихо, мама спит!» Подходим и становимся вдвоем у выхода – его называют «чело». Уже я стрелок, а Гена меня страхует. Егерь со товарищи вновь пытаются ковырять, но ни до чего доковыряться не могут. А мы все ждем. На сей раз у нас не оказалось с собой бензопилы, потому что дупло снизу и, в общем-то, резать нечего (кстати, древесину, что вырезают местные охотники, они потом вставляют обратно, прибивают гвоздями, чтобы в следующем году опять в это дупло залег медведь). Мы опять простояли 2-3 часа и уже порядком устали. В итоге ребята вырубают елочку длиной метра 3-4 и пытаются ее засунуть в дупло. Как сейчас помню, что мое внимание сконцентрировалось на этом шесте. Когда медведя таки достали, он проснулся, ударил по жерди, и она аж заиграла, словно струна. Медведь здесь, но опять не хочет выходить! Потом мы поняли, в чем был загвоздка. Медведь по осени забрался в дупло, там начал все разрывать и делать себе гнездо. Землю и труху он пытался вытолкать в сторону, чтобы ничего не задувало, чтобы никто не мог к нему залезть, чтобы не заметало снегом «чело». Земля замерзла, и миша просто оказался как бы в капкане до весны, пока не повернет на оттепель. Хотели было послать за бензопилой и срезать дерево, но местные охотники сказали, что медведь в таких случаях проявляет агрессию, хватается зубами за полотно бензопилы. А мы-то ведь ехали за трофеями, а не за мясом. И разорвать ему челюсти отнюдь не хотели.

 

И все-таки мы вынудили медведя показаться в дупле. Толкали жерди. Дерево оказалось немножко гниловатым. В том месте расчистили кору, и получилось отверстие, в которое мы увидели медведя. Добыли! Медведь оказался на редкость большим, весом килограммов 150-180. Нас было 5 человек, мы его привязали к шесту. Вчетвером пытались поднять, а снизу в берлогу залез еще охотник. Еле вытащили.

 

Организовывал нашу охоту Сергей Хромых, хозяин туристической фирмы «Велком» в Хабаровске. Он бывший капитан корабля, но сошел на берег и занялся популярным уже в те времена среди японцев агротуризмом. Жителям Страны Восходящего Солнца очень нравились агроусадьбы в Хабаровском крае. Они приезжали на лето-осень и платили деньги за то, что им разрешали ухаживать за огородом! Конечно, ловить кайф от того, что, вырвавшись из мегаполиса Токио, погрузиться в дальневосточную деревню и щипать травку, – это уникально! Вот этим-то благородным делом и занимался наш Сергей. А параллельно организовывал охоты. Он и сейчас тем же самым занимается. Часто и нас приглашает на белогрудых медведей. Так вот, он говорил, что такого медведя, как мой, давно никто не добывал. Медведь оказался крупным, в рост человека. А мой рост 180 см. Гена добыл своего традиционным образом, я, возможно, немножко не традиционно и не этично, но зато я добыл большого медведя! Ну, и такой медведь уже в принципе не был в состоянии залезть по коре наверх и вылезти потом из этого дупла. Я фотографировал дупло и видел, как его стенки внутри были очищены когтями, практически отполированы, словно наждачной бумагой, аж до блеска.

 

Ну, а дальше я опять, как всегда, никому не доверил снимать шкуру. Ночью в избушке, в зимовье, обработка продолжилась, потому что это был быстро снятый трофей в тайге, пришлось немножко его доводить до ума. 10-литровую кастрюлю полностью наполнили жиром! Несмотря на то, что был уже исход зимы. Тушу медведя оставили в тайге. Уже ночь надвигалась, да и завозились мы с этим зверем. Мы бы просто не смогли вынести эту гору мяса. Да я думаю, местным особо и не хотелось напрягаться. У них всегда есть возможность добыть себе какого угодно мяса. Это Хабаровский край, здесь очень много кабанов с отличными трофейными качествами, пятнистый олень, кабарга, изюбрь. Возможно, потом за медвежатиной вернулись и забрали. Если, конечно, тигр не помог.

 

Наша была задача – привезти домой и черепа, и шкуры. Сейчас мой трофей украшает мою охотничью комнату, коллекцию медведей. Большой такой стоит, красивый, в полный рост, как и его бурый родственник.

 

Охота на белогрудого медведя не такая уже и опасная, это не на бурого медведя ходить. Тем не менее, это такой экзотический зверь, на которого, я считаю, охотник-трофейщик, коллекционер просто обязан когда-нибудь в своей жизни поохотиться!

 

Больше фотографий о данной охоте вы можете посмотреть в фотогалерее Войтеха Кононовича.

Назад к списку статей
Яндекс.Метрика