Закрытая зона

Партнеры

 

Контакты

+375 29 676 44 44

E-mail: admin@safariclub.by

Моя охота на Сахалине

Дата публикации: 2011-03-14
   Охотой я занимаюсь с 1992 года. В основном это были загонные охоты. Особой удачи они не приносили. Как всегда, зверя добывали VIP-номера. А мне, молодому охотнику, лишь оставалось радоваться чужим успехам. 
   Все изменилось, когда в районе Круглого добыл с вышки своего первого кабана. Я понял, что заболел охотой навсегда. После этого я был на разных охотах. Но больше всего меня интересует добыча копытных. Особенно люблю охотиться с вышки, с подхода. Интересно затаившись увидеть зверя, рассмотреть его. С удовольствием охочусь на косуль. Есть в моем «послужном» списке и добытый лось, олень. Только в этом сезоне добыл десять козликов. 
   Но, конечно же, самая незабываемая охота произошла на острове Сахалин. Я часто слышал рассказы об этом острове от своего родственника, который там проживет. Приезжая в Беларусь в гости, он не раз бередил мою душу своими историями об охоте, особенно о медведях. И вот в прошлом году я все же принял решение поехать на Сахалин. Было это в октябре. Поздновато, конечно, для охоты на косолапого, но, как мне сказали, процентов 10 шансов имелось. И я полетел на далекий российский остров, остров каторжан. 
   На поиски удачи я отправился в сопровождении главного «медвежатника» Сахалина. Все для меня было интересно и необычно. Жили мы в зимовье, к которому пешком добирались три часа. В общей сложности мы там были семь дней. По вечерам, мой сопровождающий рассказывал забавные случаи об охоте на медведя, о чудесах, которые иногда случаются в сопках Сахалина. Но сколько не бродили мы по сахалинским дебрям, медведя даже не увидели. Действительно это было не самое лучшее время года для такой охоты. 
   Когда пришло время выходить из тайги, то оказалось, что ночью прошел сильный дождь и уровень воды в реке, по которой мы должны были возвращаться, сильно поднялся. Мне не сможем перейти реки, а их надо до двадцати раз переходить. А у меня был куплен билет на самолет и в запасе оставался только один день. Егерь не был уверен, что паводок спадет за ночь. Тут конечно мне пришлось немножко поволноваться, но с природой не поспоришь. Ситуация обострялась тем, что никакой связи с внешним миром нет. Опоздав на самолет, проблемы накатились бы как снежный ком.
   Слава богу, худшее не случилось, и мы благополучно вышли из тайги. На самолет я успел. 
   Понимая мою неудовлетворенность охотой, меня пригласили приехать через год в августе. Дело в том, что в этом месяце нерестится лосось, и медведь выходит на реку, чтобы полакомиться рыбой. И я решил испробовать удачу во второй раз. В этот раз мне предложили охотиться на юге Сахалина, сказали, что там будет идти путина и есть неплохой шанс. 
   В аэропорту меня встретили, ехали на машине 60 км , еще столько же шли на катере по Охотскому морю. Прибыли лишь к часу ночи. Лагерь представлял собой рыбацкий стан, в котором проживало порядка 30 рыбаков.
    В первый день мы пошли на охоту по реке Найча, когда преодолели километра четыре, я вдруг увидел медведя. Какой же это был для меня восторг! Ведь раньше я встречал этого зверя только в зоопарке и в цирке. Стоит себя косолапый примерно в 50 метрах от нас и смотрит по сторонам. Сам по себе он был небольшой, молодой еще совсем, около трех лет, но килограмм 150 весил. Я сразу не за карабин, а за фотоаппарат взялся, сфотографировал. Стрелять не стал, конечно же, хотелось добыть трофей покрупнее. Нам нужно надо было продолжать путь, а этому мешал медведь. Он упорно не хотел уступать нам дорогу. Ситуация была непростая. Если вдруг зверь пойдет в атаку, тогда придется стрелять, а мне этого не хотелось.  
   Мишка посмотрел сначала в нашу строну, потом в другую. «Может, там медведица? - подумалось. Вот тогда задаст она нам жару!» Но, оказывается, медведь далеко не видит и не может понять, где находятся люди, поэтому оглядывается по сторонам. Ветер дул с его стороны. Тогда мы начали трясти поваленное дерево. Похоже, косолапый понял, что перед ним находится нечто огромное, мощное, и наконец ушел восвояси. 
   Мы продолжили свой путь. Прошли еще метров 500, начало темнеть. Надо было возвращаться. Когда уже подходили к лагерю, вдали снова заметили нечто похожее на очертание косолапого. Я взял бинокль, посмотрел, медведица. А рядом с ней медвежонок стоял, чуть дальше – еще один. Не дай бог в такой ситуации тронуть медведицу! Случаи с медведями разные бывают, порой трагические. Выбора обходных путей у нас не было. Пришлось идти на встречу с медведицей. Старались идти как можно шумнее, громко разговаривали. Слава богу, медведица уступила дорогу, и мы благополучно вернулись в лагерь. 
   На второй день устроили отдых. Для меня все-таки была нужна акклиматизация. Слишком большая разница в часовых поясах.  
На следующий день мы опять отправились на поиск удачи. Пошли по узкой речке Рифлянке. Шли мы очень долго, и все время видели следы. Они были очень разные, принадлежавшие как крупным, так и маленьким медведям. В одном месте было понятно, что здесь питался большой медведь, в другом - дневная лежка у него была. Мне все было интересно.
   По пути Андрей (егерь-проводник) меня проинструктировал: «Знаешь правила охоты на медведя? Первый выстрел твой, а второй – мой. Чтобы наверняка. Тут принцип такой: или мы его, или он нас». Прошли километра три по реке. Вдруг Андрей замирает и настороженно шепчет мне: «С правой стороны медведь!». Мы приостановились. Погода была скверная, шел дождь. Промокли насквозь. Журчащая вода позволила нам совсем близко подойти к зверю. Вот он, прямо на линию огня вышел. Как и договаривались, первый выстрел произвел я, потом Андрей. Раненный медведь попытался скрыться в лопухах! А они огромные, толщина стеблей в обхват ладонями, высота – где-то 2,5 метра. И как в таком случае его преследовать, чтобы добрать? Огромная опасность!   Неизвестно, откуда он на тебя нападет. Сделали еще два выстрела, потом еще два. И увидели, как медведь обмяк и плюхнулся в воду. Дальность стрельбы составляла 25 метров. Вот он, поверженный противник! Я сделал еще один контрольный выстрел из карабина. После этого решили перекурить и немного перевести дух. Затем подошли к зверю вплотную, видим, не шевелится. Мы вытащили его на берег и стали лупить шкуру. Это было самым опасным занятием, потому что рядом могли бродить другие медведи и слышать запах крови. Не дай бог с ними встретиться в такой ситуации! Правда, шел дождь, и кровь звери вряд ли бы учуяли. Но могли просто проходить вдоль реки мимо нас. Все время было тревожное ожидание – а вдруг из лопухов выйдет непрошенный гость. Однако карабины у нас были наготове. Надрез сделал, по сторонам посмотрел, снова надрез – снова посмотрел. Три часа лупили этого медведя. Забрали, только печенку, сердце. Ну и, самое главное, шкуру. Приподнял ее: господи, как же донести такую тяжесть? Когда взвесил ее уже в аэропорту, без головы на 41 килограмм потянула! А весь медведь точно более 300 кг весил. Когда сняли шкуру и померили, она длиной в 2,5 метра оказалась. Длина же черепа составила 38 сантиметров, ширина – 22. 
   Наконец стали выходить. Шкуру несли завернутой в плащ-палатку. Первые 1,5 км прошли, и уже обессилели. Ведь кроме шкуры был еще рюкзак, в который положили печень, сердце, легкие и 4 лапы, ну и конечно же желчь. «Рюкзачок» по моим меркам весил килограмм 30. Одно крыло печени чуть ли не метр составляло. Сердце размером с человеческую голову. Кстати, на вкус сердце и печенка очень вкусные. Чем-то кабаньи напоминают. Еще говорят, что лапы вкусные, правда, мы их не готовили.
    Наконец пришли в лагерь, где состоялась своеобразная фотосессия. В оставшиеся дни, интересовался путиной (промышленный отлов лососевых рыб). Рыбаки, кунгасы, береговой, морской невод: все это было мне интересно. На Сахалине в огромных количествах водится нерпа. Для рыбаков это настоящее бедствие. Она залазит в невод и кормится рыбой. Помимо того, что уничтожает пойманную рыбу, так и другая горбуша, чувствуя присутствие нерпы, в сети не идет.  
   Связь в лагере была только спутниковая, но работала она лишь по территории России. Не было международного выхода на Беларусь. Что бы позвонить домой семье, мне пришлось потратить день. GSM связь начинала работать лишь в 50 км от рыбацкого стана «Могучи». Когда начинается отлив, можно проехать только на грузовой полноприводной машине вдоль берега моря. Три часа дороги в одну сторону, и столько же обратно. Хорошо, что была путина, грузовики курсировали в обоих направлениях. Выезжая, меня обнадежили, чуть что, ты можешь заночевать в любом рыбацком стане, примут, накормят, дадут крышу над головой. Домой звонил в час дня по местному, а в Минске было 4 утра. Жена успокоилась, что медведя я уже добыл, в тайгу больше не пойду.
На рыбалке я, конечно, тоже побывал. Можно там и горбушу поймать на спиннинг, и кумжу. Как на море, так и в реке. Рыбы там много. Пробовал очень вкусное блюдо – икра пятиминутка. Готовится просто: поймал рыбу, икру достал, посолил, через пять минут готово.
   В день отъезда из рыбацкого стана, узнал, что такое землетрясение. Сижу на скамейке, она вдруг затряслась. Думаю, кто-то балуются. Посмотрел налево, направо, никого нет. Спрашиваю у местных: «В чем дело?». «Землетрясение», - спокойно ответили мне.  
   Еще на Сахалине мне запомнились очень добрые, отзывчивые люди. В особенности директор, и он же егерь-проводник Андрей Емелин. Это очень спокойный, дружелюбный мужик, от которого веет какой-то абсолютной надежностью. Я был уверен, что он знает что делает, и знает как это делать. 
   Улетал я с Сахалина со смешанными чувствами. Столько времени готовился, такое было трудно объяснимое предвкушения удачи, а она улыбнулась – и тут как бы все кончилось. Как-то быстро… 
   А остров Сахалин мне нередко снится. Удивительный край! Если удастся, обязательно полечу туда еще раз. (ЕСЛИ ЖЕНА БУДЕТ НЕ ПРОТИВ).

 

 Сергей Пузанкевич текст/фото 

Назад к списку статей
Яндекс.Метрика