Закрытая зона

Партнеры

 

Контакты

+375 29 676 44 44

E-mail: admin@safariclub.by

Лето в Беларуси или козлиная охота

Дата публикации: 2011-03-15
 В последние годы все более популярной в Беларуси становится охота на трофейную косулю. Открывается она в середине мая, когда последние гусиные стаи покидают северные районы страны, и продолжается до глубокой осени, не оставляя «буйно помешанным» охотникам времени на передышку. Встречи с российскими коллегами по увлечению ,зачастившим в на летнюю охоту в Беларусь вызывают чувство гордости за стран, столь грамотно ведущую охотхозяйство, а периодические визиты к соседям-славянам на охоту формируют в мозгу массу риторических вопросов. Да, жаль россиян ,какой красивой охоты они лишены…

  Для меня охота на «козла» является одной из самых интересных и захватывающих, а по уровню адреналиновых инъекций иногда сравнима с охотой на оленя «на реву». Преимуществ у данной охоты много. Практически всегда она происходит засветло, на вечерней или утренней зорьке, позволяя без проблем оценить трофейные качества потенциального соперника и исключая ошибку в выборе пола и возраста животного, что зачастую происходит при охоте, например , на кабана. Можно заняться созерцанием, сидя на вышке, можно охотится с подхода. Тут каждому свое. Да и каждый добытый трофей уникален, двух одинаковых не отыскать. 

  Самым интересным для охоты временем является вторая половина мая, когда трава низкая, зверь голоден и непуган, и во время гона, в июле, когда самцы косули, следуяинстинкту размножения, много двигаются и никого кроме самок не замечают. 

  За время увлечения охотой мною добыто немало козликов и каждая охота оставила свой яркий след в воспоминаниях, но в этой статье я хочу рассказать лишь о нескольких великолепных трофеях, истории добычи которых поучительны и забавны.


     ХОЗЯИН БОЛОТА

 Июль, жара, пятница…Даже если нет повода удрать из города, его следует придумать. А раз есть возможность поехать на охоту, чего размышлять! Пока прорываешься сквозь нескончаемую массу полусонных дачников, егерь охотхозяйства, в которое я направляюсь, вкрадчивым и бесстрастным голосом рассказывает по мобильнику, что в угодьях он был, козлов видел много, одного из них приличного, можно даже сказать – большого, может даже - очень большого. С каждой фразой стрелка спидометра уходит все правее, так же как и стрелки на часах. Умом понимаю, что на вечерку не попаду никак, но все равно тороплюсь…  
На охоту выезжаем затемно. Уазик бодро несет нас по проселку, небо понемногу начинает светлеть. Сердце волнуется: только бы ничего не пропустить, только бы выпить весь рассвет до дна. Рождение нового дня - это волшебство с потрясающей энергетикой. А тут еще и охота. По дороге встречаем стадо кабанов, но сегодня мы на них не отвлекаемся.

 Юра , так зовут егеря, останавливает машину на краю сенокоса, посередине которого небольшое, заросшее кустами болотце размером в 150 метров в диаметре. Его даже болотцем трудно назвать. Насыпь дороги позволяет нам без проблем осмотреть весь сенокос, на нем никого нет. Именно здесь по рассказам Юры он несколько раз видел козла, о котором накануне мне рассказывал. Выждав минут 10, решили поехать на другие поля а сюда вернуться позже. Часа полтора мы гуляли по сенокосам и перелескам, косули видели много, но лицензия на отстрел была одна и ни какой из встреченных трофеев не заставил сердце учащенно забиться а руки предательски задрожать. Поэтому ствол Зауэра прогреть случая не представилось.

 И вот мы снова на поле, с которого начиналась охота. За прошедшее время изменений никаких. Снова выждав 10 минут и никого не увидев, уезжаем. Время неумолимо идет, а наши поиски трофейного зверя ни к чему не приводят. Меня начинает точить червь сомнений: а может надо было стрелять, раз была такая возможность, журавль в небе, синица и все такое. Понуро шагая по краю очередного поля, успокаиваю себя тем, что впереди еще субботний вечер, а потом, как НЗ, утро воскресенья. Значит поводов для грусти нет. Солнце давно взошло и пытается высушить нашу промокшую от росы одежду, а заодно прогоняет назойливых комаров. Красота с большой буквы «К».

 На обратном пути решаем снова заехать на заветную поляну. Так, для очистки совести. Только машина выезжает из кустов, как периферийное зрение выхватывает рыжее пятно, скрывающееся в болотце. Юра решает – это ОН, тот который нам нужен. Тактический план выстраивается мгновенно: так как идет «гон», зверь в движении и скоро может выйти из кустарника на чистое место, поэтому надо успеть подойти к болоту на уверенный выстрел. У меня в руках карабин, у Юры – тренога, побежали. Плохо то, что спрятаться нам решительно негде, как на армейском плацу. Я считаю, что умею ходить быстро или тихо. «Или» а не «и». Стараюсь как могу, от напряжения пот заливает лицо, дыхание сбивается. До намеченной позиции оставалось пройти метров 20, когда из стены кустов друг за другом выскочили два козла и стремительно побежали прямо на нас. Первым бежал молодой козлик, а вот второй был великолепен. Он был намного крупнее первого, его голову украшали красивые, очень темные рога. Юра мгновенно плашмя упал на землю ( вот военная выучка), я следом за ним, но не так мгновенно. Звери пролетели мимо нас буквально в двух метрах, едва не растоптав лежащий на траве карабин, описали круг и снова скрылись в кустах. Все произошло стремительно, намного быстрее, чем вы прочли эти пару предложений. Мы поднялись с земли и недоуменно посмотрели друг на друга. В глазах у каждого читался вопрос: «Что это было?». В это время с противоположной стороны болотца выскочил молодой козлик и попрыгал по полю, оглашая окрестности то ли возмущенным, то ли испуганным лаем. Быстро подбежав к кустам, мы замерли, надеясь, что второй продолжит погоню за самозванцем, посягнувшим на его территорию. Но вместо этого мы увидели, как в болотце затряслось одно деревце, затем второе, третье. Козлик-хозяин двигался в нашем направлении, показывая по пути свою мощь. Он величественной поступью вышел на поле посмотреть, что за странные существа валялись по его траве, пока он пытался продырявить шкуру своему наглому сородичу. Сухой выстрел разорвал тишину. Тренога не понадобилась, было очень близко. Пуля попала ему точно в сердце и, пробежав десяток метров, он угас. Я в изнеможении опустил карабин вниз, тело поколачивала мелкая дрожь. Трофей был великолепен, но радости мешало сентиментальное чувство жалости к этому грациозному зверю. Он был сильным, он был хозяином. 


    ВЫШЕЛ КОЗЛИК ПОГУЛЯТЬ

 Летом день очень длинный, солнце садится за горизонт поздно и, благодаря этому без ущерба для работы можно среди недели вечерок-другой посвятить любимому занятию. Вот и на этот раз к восьми часам вечера я был в охотхозяйстве у приятеля Виктора, работающего здесь охотоведом. Накануне, приглашая меня на охоту, он сообщил, что уже дважды видел козла, явно претендующего на медаль. Зная Виктора много лет, я не сомневался в правдивости его слов.

  Выпив по чашке крепкого кофе, поспешили на охоту. В месте вероятного выхода трофея была приготовлена вышка. Она стояла на краю старого мелиоративного канала, который в свою очередь упирался в большой массив мелколесья. Издали указав мне на вышку, Виктор остановил Уаз ( какая охота без него) и предложил мне остаток пути проделать пешком. Сам он собирался занять место на холме примерно в километре от меня и наблюдать за выходом из другой части лесного массива.

 Выйдя из машины и тихо закрыв за собой дверь , я принялся заряжать карабин и вдруг услышал истошный лай самца косули.
Помню, как был поражен, когда начинающим охотником впервые услышал этот звук. Долго не мог поверить в то, что столь грациозное и изящное животное способно издавать такие «собачьи» стенания. Но я отвлекся. Посмотрев по сторонам, я увидел убегающую в лес косулю. Подъехал Виктор и с нескрываемым разочарованием на лице рассказал, что пока я возился с оружием, он, разворачиваясь на машине едва не наехал на спящего в высокой траве козла, и это был , без всякого сомнения тот трофей, на который мне предстояло охотиться, и это очень плохо, и больше он не выйдет и т.д. Однако пару минут посовещавшись, мы решили, что коль я приехал в среду в такую даль, то комаров покормить нужно. Их то зачем разочаровывать- они ни в чем не виноваты. На том и порешили и я занял место на вышке. Проводя изучения в бинокль окрестных полей, я приходил к выводу, что побывать несколько часов вне городской суеты хорошо в любом случае. Теплилась надежда, что Виктор увидит что-либо со своего наблюдательного пункта. Минут через пятнадцать недалеко от вышки вышла самка и принялась пастись, то пропадая из виду в высокой траве, то снова появляясь. Из состояния медленнорастущего кактуса меня вывел вибрирующий в кармане телефон. Звонил Виктор, и голосом нежно шипящей змеи прошептал: « У меня вышел козел, по размеру средний, если хочешь его стрелять- руки в ноги и бегом ко мне!». Ответив , что выбирать не приходится, я ,забросил на спину рюкзак и приготовился слезать с вышки. И тут увидел идущего по полю козла. Даже без бинокля с расстояния в 150 метров было видно, что рога у него очень толстые. Я плюхнулся на сидение прямо с рюкзаком за спиной и быстро нашел идущего зверя в оптику. Выстрелу мешала высокая трава, я видел только уши и рога, суперрога. Впереди по ходу зверя был небольшой выгоревший участок. Когда он дойдет до него мне ничего не сможет помешать. Ничего! Неожиданно сзади послышался мерный шум приближающейся машины. Я отказывался в это верить! Виктор, решив сэкономить время, подъезжал к вышке. Козел даже не остановился, мгновенно развернувшись в прыжке, он стремглав умчался в кусты и снова удостоил меня чести послушать его превосходные вокальные данные.

 Надо было видеть мое лицо. Ослик Иа из известного мультфильма выглядел бы рядом со мной законченным оптимистом. Буркнув что-то нечленораздельно и нецензурно, я сел в машину. Мне было абсолютно не важно, сможем ли мы добыть козлика, к которому вез меня Виктор. Но я его добыл, причем сделав очень сложный выстрел. Дело в том, что в момент выстрела козел находился на вершине холма ,а прямо за ним садилось солнце. Минут пять я пытался хоть что-то рассмотреть сквозь поток света, который обрушился на правый глаз сквозь качественную немецкую оптику. Слезы превратились в сплошной соленый ручеек, но разозлившись и поймав на мгновение в прицел расплывающийся силуэт, выстрелил. И здесь фортуна повернулась к лесу задом, я попал по месту, со 180 метров! Повезло.

 Затем последовала традиционная фотосессия, заполнение необходимых бумаг, после чего Виктор принялся за разделку туши, а мне предложил вернуться на вышку. Поднявшись на очередную возвышенность, я как на ладони увидел поляну, на которой она стояла, а на середине поляны, на том самом выгоревшем месте – козла. Того самого. Дальномер беспристрастно показывал расстояние чуть менее 300 метров. Пробую прицелиться, понимаю – без шансов. Но ведь я хорошо изучил рельеф, время было. Понимая , что до вышки дойду без проблем, а там останется всего 120-130 метров, пригибаясь и прячась за кустами, иду. Когда до позиции остается метров 10 ,из соседнего куста выскакивает самка и отбежав на безопасное расстояние, дает мне возможность убедится в том, что самки лают никак не хуже самцов. Нужно ли говорить, что когда я забрался на вышку, поляна была пуста. Начинало смеркаться, на горизонте стали собираться грозовые облака. Далекие раскаты грома давали понять, что охота закончена. Ни на что не надеясь, я механически осматривал поляну в бинокль и вдруг на краю леса увидел козла. Он стоял на участке очень низкой травы и смотрел на вышку. Боясь сделать лишний вдох, я поймал в оптику лопатку животного и нажал на спуск. Козел рухнул на месте. Все! Победа!  

 За два с половиной часа охоты я пережил столько эмоций, что возвратившись глубокой ночью домой, долго не мог уснуть. А Виктор оказался прав. Позже рога были оценены на серебряную медаль по системе CIC.


     ТОЧНОСТЬ-ВЕЖЛИВОСТЬ НЕ ТОЛЬКО КОРОЛЕЙ

 Приглашения поохотиться на очередного козла-монстра я ждал уже месяц. Мне периодически звонил Сан Саныч, охотовед одного из частных хозяйств, расположенного в Гродненской области, и разрывал мой мозг рассказами о трофее небывалом . При этом, даже по телефону было видно, как широко он разводил свои руки, описывая высоту рогов этого гиганта. Проблема заключалась в том, что ни разу его не удавалось увидеть два вечера подряд. Показав свою красу, он на несколько дней пропадал из вида.
Но вот свершилось! Сан Саныч возбужденно рассказывает, что видел этого козла два вечера подряд, причем на одной и той же поляне, да еще в одно и то же время – в 21-15.

 Поэтому быть надо обязательно сегодня и уже в 19-00 сидеть на заблаговременно установленной вышке. Причем, что я буду на ней делать в последующие два часа, он не уточнил. Но коль задача поставлена- исполнять ее нужно в точности. Зачастую именно от этого зависит удача на охоте, ведь профессионалы-егеря учитывают массу мелочей, на которые мы, любители, порой не обращаем внимания.

 И так, в 19-00 я на вышке. Небольшую поляну( 100 на 200 метров) изучил минут за десять, пробил несколько контрольных точек дальномером и, чтобы не скучать, принялся размышлять над насущными проблемами. Но из этого ничего не вышло, в прочем как и всегда на природе. Сколько раз пытался, какие-то документы с собой брал – все ни в какую! Мысли только об охоте. Подгоняя время, стал высчитывать интервал у проходящих поездов( совсем не далеко была железнодорожная магистраль).

 Конечно, намного интереснее сидеть на краю большого поля, обозревая все на много сотен метров вокруг. Всегда перед глазами происходит какое-то действо: как минимум, удравших у пьяного пастуха колхозных коров увидишь всегда. А однажды, когда на одном из таких , засеянном пшеницей поле я ожидал выхода трофейного секача, прямо к вышке на унылой лошади неопределенной масти ко мне в гости пожаловал местный абориген, находящийся в совершенно понятной кондиции. Он предложил мне разделить с ним радость по поводу получения очередной зарплаты .Помочь в этом нам должна была бутыль с жидкостью лилово-фиолетового цвета, которую он восторженно тряс над головой. Не отыскав в моем ответе цензурных слов, он поспешно ретировался. Однако еще долго бедная лошадка возила по полю его измученное «Нарзаном» тело, которое ,периодически просыпаясь, обрушивало поток брани на своего четвероногого друга, обвиняя его во всех своих жизненных неудачах. В тот вечер больше ни птицы не пели, ни лягушки не квакали. Что говорить о секаче. Да , всякое случается на охоте…

 Вдруг в дальнем углу поляны раздался треск и через несколько секунд на краю леса появился кабан. Не было необходимости пользоваться биноклем, чтобы понять, что это большой и старый потрошитель огородов. Он уже перелинял и совсем короткий ворс несколько скрадывал его истинные размеры, но внушительного размера сабли клыков все ставили на свои места. Лицензия на кабана имелась, и пока ничего не подозревающий зверь деловито ковырял дерн , я большим пальцем решительно взвел предохранитель недавно приобретенного «Блэйзера» и замер в ожидании того, когда кабан повернется ко мне боком. Это произошло через несколько секунд, и вот уже перекрестье прицела уверенно застыло на лопатке животного. Но стрелять я не спешил, что-то подсказывало мне, что не за этим трофеем я сегодня приехал. Я не стал искушать себя, рассматривая кабана в прицел, и опустил карабин. Зверь тоже ,наверное, решил не играть с судьбой и практически сразу исчез в ближайших зарослях.

 Медленно ,но верно, приближалось урочное время. Почему-то появилась твердая уверенность в том, что козел непременно появится. Перекладина, выполнявшая роль упора для стрельбы располагалась слишком высоко, чтобы стрелять сидя. Поэтому в 21-14 я встал и приготовил оружие . Я понимал, что глупо надеяться на пунктуальность животного. Тут от людей этого не добьешься . Но чем черт не шутит!

 Пристально осмотрев луг по периметру и ничего не заметив, я растерянно опустил взгляд вниз и увидел козла. Он стоял не далее 25 метров от вышки и, как казалось , смотрел прямо на меня. Беглого взгляда было достаточно, чтобы понять, как велики были его рога. Вложив в плечо карабин , мысленно уговаривая себя не рассматривать трофей, я быстро нашел в прицел лопатку животного и выстрелил. Сомнений в попадании не было, но козел стремительно побежал по поляне. Метров через 70 бег его замедлился. Стреляю еще раз: «лучше перестраховаться, чем потом извиняться»-так говорили в одном фильме. Все, готов! Едва не упав, слетаю с вышки и бегу к трофею. Передать поток последующих эмоций словами очень тяжело. Скажу только, что обе пули попали по месту, на выставке трофей набрал 126 балов по системе измерения СIС, получил серебряную медаль и хотя не стал самым крупным в моей коллекции, с эстетической точки зрения был лучшим.


     КОЗЕЛ-АЛЬПИНИСТ

 В середине августа у моего товарища день рождения. Отпраздновать это значимое событие Сергей Аркадьевич (так его зовут) пригласил в охотхозяйство , учредителем которого он является. Это давало нам возможность поздравить соратника по увлечению и поохотиться в свободное от застолья время: так сказать, совместить приятное с приятным. 
В пятницу на базу приехали достаточно рано и подняв три тоста за именинника, отправились на вышки. С опустившейся темнотой все снова собрались за столом и праздник продолжился глубоко заполночь.
И вот на часах 4.30 – объявлен подъем. Вставать безумно не хочется, о ясности мыслительного процесса после выпитого накануне говорить не нужно.

 Вечер накануне сложился очень удачно, мне удалось добыть два козла, один из которых мог претендовать на медаль. И хотя охота у остальных членов нашего коллектива не получилась из-за тумана , настроение у меня было не менее приподнятым, чем у виновника торжества, а голову наполнили крамольные мысли о том , что этим утром я могу отоспаться. Но дружеский «массаж» кулаками в исполнении Сергея Аркадьевича развеял все иллюзии, а заботливо приготовленный егерем Николаем крепкий чай понемногу возвратил к жизни. 

 В утренние планы входило ожидание кабана на переходе, и мы с Николаем еще затемно уселись на вышку. На ней мы и встретили рассвет, наблюдая за самками косули, пасшимися неподалеку и стаей аистов, проводивших собрание по поводу предстоящего отлета в жаркие страны. Ничего трофейного нашему взору не предстало, и мы шепотом вели неспешную беседу. А когда солнце поднялось достаточно высоко, решили прогуляться вдоль края близлежащего поля. Просто прогуляться, размять ноги, выветрить остатки алкоголя… 

 Так мы и шли, любуясь рождением нового дня и слушая, как в расположенной неподалеку деревне на всю катушку кипит сельская жизнь. С точки зрения охотничьей тактики выбранное нами направление было идеальным: солнце светило нам в спину, а легкий ветерок дул прямо в лицо. Но чтобы уравнять шансы с потенциальной добычей, мы шли не таясь прямо по чистому полю. Так что с моей точки зрения, встретить мы ничего не могли по определению. 

 Каково же было удивление, когда мой взгляд остановился на силуэте косули, который отчетливо просматривался на фоне стены леса, вдоль которой мы шли. Хотя расстояние было большим, сразу было видно, что зверь крупный. Смущало только то, что располагался он в кроне дерева, на высоте не менее трех метров над землей. На секунду закрыв глаза, я снова уставился в эту точку – силуэт не исчез. Я тихо свистнул впереди идущему Николаю, он в свою очередь быстро присел и принялся устанавливать треногу, растерянно вращая головой во все стороны. Было понятно, что он не видит ничего!

 Дальнейший ход моих мыслей был неоригинален: всем понятно, что косуля не лазит по деревьям, потому это галлюцинация, причем судя по поведению егеря – сугубо индивидуальная. «Да , лучше бы поменял несколько последних рюмок, выпитых накануне, на лишнюю утреннюю чашку чая» - пронеслось в голове.

 Тем не менее, быстро установив карабин на треногу, я нашел зверя в оптику. Верный двадцатикратный «Люпольд» снял все вопросы: на краю лесастоял шикарный козел с высокими рогами очень красивого цвета. Он давно нас заметил и пристально смотрел в нашу сторону. С помощью прицела сразу стало понятно его « высокое положение». Зверь стоял на самой вершине горы чернозема, которую нерадивые мелиораторы сгребли прямо под деревья. За многие годы эта горка заросла высоким бурьяном и кустарником, полностью сливаясь с лесом. Только вершина, где стоял козел, была относительно чистой. Поэтому и казалось, что он залез на дерево. Метрах в двадцати по ходу нашего движения располагалась вышка, на которую Николай, который к этому времени тоже увидел зверя , предлагал забраться. Конечно, это позволило бы получить хорошую позицию для стрельбы, но уж больно велик был риск испугать козла, ему в свою очередь достаточно было двух шагов в любую сторону, чтобы скрыться с глаз долой.
Все, решено, стреляю отсюда! Экономя время, отказываюсь от услуг дальномера и определяю расстояние на глаз: 250-270 метров минимум. Николай ставит свое плечо в качестве упора для правого локтя и я пытаюсь отдышаться и сбить нахлынувший мандраж. Но вот перекрестие прицела перестает «бегать» по силуэту зверя, сразу появляется явно завышенная уверенность в своих силах, и, сделав поправку по высоте, я стреляю… Пуля сбивает козла с холма, как шар для боулинга уносит кегли. Кажется попал! Я достаю дальномер и измеряю расстояние до горки – 291 метр!

 По пути к месту падения зверя, рассказываю Николаю, что это мой самый дальний выстрел по косуле, и даю торжественное обещание продолжить начатый накануне праздник в случае, если трофей добыт.

 Козел лежал прямо на вершине, пуля попала точно в основание шеи. Зверь был крупный, и в трофейной ценности рогов сомневаться не приходилось. Потом были поздравления, длинная фотосессия и обещанное праздничное застолье, на котором я чувствовал себя таким же именинником, как и мой друг Сергей Аркадьевич.



В этой статье я рассказал лишь о четырех охотах на самца европейской косули, а их было очень много. Не все они были столь удачными, но от этого не менее красивыми и запоминающимися. Приезжайте летом к нам в Беларусь, все испытаете сами!



Дмитрий Богуш

Назад к списку статей
Яндекс.Метрика