Закрытая зона

Партнеры

 

Контакты

+375 29 676 44 44

E-mail: admin@safariclub.by

Говорящий с оленями

Дата публикации: 2011-09-01
Своего первого оленя Дмитрий Меркуль добыл не «на реву», а из засидки. Это уже потом он начал учиться подражать крикам рогачей во время гона. И вскоре стал в этом деле признанным коллегами охотниками мастером.
Родился Дмитрий в Минске, в 1987 году закончил Институт народного хозяйства им. Куйбышева по специальности «Финансы и кредит». Начал работать в отделении Стройбанка СССР, и долгое время затем был связан с банковской системой. Сейчас он – заместитель главы белорусского представительства иностранного логистического предприятия. В юности долго занимался боксом, выполнил норматив кандидата в мастера спорта, даже был в своей возрастной группе чемпионом БССР.
Охотник Дмитрий – потомственный. Происходят Меркули из самых что ни на есть охотничьих мест – из-под Шацка, что в Пуховичском районе Минщины. Там, в дедовской хате, прошло, почитай, полдетства Дмитрия да и большая часть юности. Наиболее яркие мальчишечьи воспоминания – как дед возвращался с охоты с добытыми глухарями, как собирались деревенские мужики на охоту на кабана – тогда для сельских охотников это означало целое событие, ведь добыть лицензию на отстрел этого зверя было весьма непросто! В те годы маленького Диму дед с собой на кабанью охоту не брал – все-таки небезопасно, а вот когда шел на птицу, звал с собой внука. На более серьезные охоты Дмитрий ходил уже с отцом. Именно под его руководством постигал азы охотничьей науки. Сейчас отец уже на пенсии и здоровье не позволяет, как прежде, охотиться вместе с сыном. И хоть не всегда дети наследуют страсть родителей, но в случае Дмитрия судьба распорядилась именно так, чему он сейчас безмерно рад, ибо, как сам признается, из всех видов отдыха охота ему наиболее по душе.
А первая самостоятельная охота Дмитрия Меркуля состоялась ровно 20 лет назад. Он тогда только-только вступил в охотничье общество и купил свое первое ружье – ТОЗ-34. И первый же «боевой» выход оказался результативным.
– Добытую тогда утку, – вспоминает с улыбкой Дмитрий, – я помню лучше, чем своего первого зверя! Как сейчас вижу, как она взлетела, как я ее выцеливал, как стрелял и потом искал. И охота на утку мне до сих пор очень нравится.
Что касается зверовой охоты, то, как и следовало ожидать, свои первые шаги на этом поприще Дмитрий сделал на исторической родине – в Шацком охотхозяйстве. Здесь были добыты и первый заяц, и первый кабан. Учился молодой охотник у работавшего там охотоведом Василия Юркевича, ныне председателя Белорусского военно-охотничьего общества. 
С тех пор было много охот в самых разных местах, много добытых трофеев. Пришел опыт, а с ним – и любовь на всю оставшуюся жизнь, как бы ни пафосно это прозвучало. А именно: больше всего по сердцу Дмитрию Меркулю пришлась охота на оленя «на реву». Охотился во многих уголках Беларуси: в родном для себя Шацком охотхозяйстве, в Беловежской пуще, под Осиповичами, в Дзержинском опытном лесхозе.
Каждую осень, в сентябре-октябре, Дмитрий старается не упустить подходящего случая. Хотя, как замечает, попасть на такую охоту становится все труднее: многие охотники ею заинтересовались, и даже если сами не умеют вабить оленя, прибегают к помощи егерей и охотоведов.
– Мне же всегда было интересно именно самому подозвать оленя, – говорит Дмитрий. – Когда находишься в лесу, а вокруг кричат олени, это само по себе уже будоражит душу. Олень – зверь очень сложный для охоты – чуткий, осторожный; подойти к нему на верный выстрел достаточно трудно, особенно когда он прячется в густой растительности. Даже заподозрив какую-то опасность, он моментально уходит. Охотничий азарт побуждает попробовать перехитрить оленя и подозвать его к себе. Здесь охотник получает как бы двойное удовлетворение: и от самого трофея, и от того, что он смог заставить зверя принять его за своего. Чем хороша эта охота – если кричат несколько оленей в разных концах леса, охотник может определить точку наиболее вероятной встречи с ними. И еще чисто утилитарный момент, который отсутствует при загонной охоте: подзывая оленя и слыша ответ, ты уже по голосу зверя понимаешь, какой это трофей – у взрослых самцов голос более грубый. Если тебе повезло, и олень принял твое «приглашение», он не ждет подвоха, и у тебя есть время оценить его трофейные качества и принять решение стрелять или нет. И стреляет охотник не пробегающему за доли секунды зверю, а хорошо его рассмотрев. А зверю дается дополнительный шанс – не понравиться охотнику. 
Каждый, рассуждает Дмитрий, знает так называемых «везунчиков»: приедет человек в охотхозяйство и, чуть ли не на первой же поляне, увидев желанного зверя, одним метким выстрелом его добудет. Меркуль себя к таким охотникам не относит, каждый его трофей, что называется, «трудовой», доставшийся ценой больших затрат времени и усилий. Например, тот трофей оленя, что на последней весенней выставке «Охота и рыболовство» в Минске получил золотую медаль, был добыт в сентябре прошлого года под Дзержинском с нескольких попыток. Дмитрий по тому оленю даже стрелял, но безуспешно. Однажды олень подошел достаточно близко, но перед ним шли две оленухи, которые, заподозрив, очевидно, что-то неладное, сорвались и удрали. А самец остановился, и достаточно недалеко – метров 50-60. И тут Дмитрий, как он сам признает, оплошал: «Была бы на той стороне бумажная мишень, мог бы и в «десятку» попасть! Но, боясь, что олень вот-вот стартанет вслед за самками, поторопился с выстрелом и промахнулся вчистую… Эмоции – самый первый и верный враг охотника!».
Но олени, как знал Дмитрий, обычно привержены своей территории. И рассудил совместно с охотоведом Виктором Ярошуком так: зверь охотников не видел, не слышал, а выстрел был для него лишь резким и неприятным звуком, не связанным в его понимании с присутствием человека. А посему через пару дней он успокоится, и, поскольку у него сейчас гон, то будет держаться этого места. Так оно и случилось: в следующий приезд олень кричал там же. Дмитрий, предварительно настроившись морально и психологически, его подозвал – и метров со 160 одним выстрелом сразил.
Но даже если охота «на реву» не завершается для Дмитрия точным выстрелом, все равно он получает от нее массу положительных впечатлений. Согласитесь: увидеть своими схватку двух оленей или драчливые игрища молодых самцов – это ли не желанный результат для настоящего охотника, у которого просто рука не поднимется стрелять в такой момент! Меркуль это видел и запомнил на всю жизнь, как и другие ситуации, которых, как говорится, нарочно не придумаешь. Например, когда солидный рогач прогуливался с несколькими самками, а какой-то молодой олень попытался нарушить эту идиллию. Пришлось взрослому «дяде» восстанавливать порядок, несколько раз боднув своими увесистыми рогами наглеца под зад.
В другой раз Дмитрий вместе с тем же Ярошуком оказались между двух кричащих друг на друга оленей, стоявших на противоположных концах поля. Решили охотники в этот спор вмешаться и начали им отвечать, причем с характерным подрыкиванием, на оленьем языке означающем агрессию, желание прогнать соперника. Олени реагировали так же, но в растерянности не могли понять, куда им идти и с кем сражаться. Так что драки тогда так и не случилось. Скорее всего, в намерениях рогачей было лишь стремление громко заявить о своих территориальных правах.
Еще до знакомства с Дмитрием Меркулем я слышал от его друзей, что у него так здорово получается вабить оленя, потому, что он, якобы, сделал себе специальную операцию на голосовых связках. Разумеется, я просто не мог не задать вопроса: неужели правда?! В ответ Дмитрий искренне рассмеялся:
– Да ну, шутки это! Операцию, действительно, пришлось сделать, но по чисто медицинским показаниям. Просто были проблемы с горлом, никак не связанные с охотой. А то, что говорят – так это, наверное, потому, что сами шутники не хотят перекрикиваться с оленями, вот и придумали, что-де Меркуль чего-то там с собой сделал, чтобы по-оленьи разговаривать… Конечно, подражание оленьему реву требует напряжения голосовых связок, это верно. Как верно и то, что когда я подлечил свое горло, то и вабить стало полегче.
С тех пор, как увлекся охотой на оленя «на реву», а случилось это более лет 10 назад, Дмитрий Меркуль добыл около двух десятков красавцев-рогачей. Может, кто-то скажет, что не столь уж и много, чтобы этим гордиться. Но охотник и не ставит перед собой цели перещеголять кого-то своим трофеем. Алчность к добыче, по мнению Дмитрия, является одним из качеств, неприемлемых для охотника, тем более – истинного трофейщика. Он вспоминает, как добыл своего первого оленя, которого лично подманил. После меткого выстрела из засидки до приезда егеря оставалось еще много времени, и Дмитрий от нечего делать решил потренироваться и покричать немного по-оленьи. И вскоре совсем рядом с полем, где он сидел рядом со своей добычей, услышал ответный рев. Еще один олень, достойный выстрела! И если бы охотник продолжил с ним перекличку, он бы, возможно, вышел на открытое пространство. Но Дмитрий этого делать не стал, и олень ушел. Меркуль считает, что в этом-то и кроется один из плюсов трофейной охоты – у зверя всегда есть лишний шанс унести ноги подобру-поздорову.
Но в трофейной охоте, считает Дмитрий Меркуль, существует серьезная проблема: охотник каждый раз стремится добыть трофей лучший, чем у него уж есть. Тут уж требуется прийти к некоему компромиссу между собственным азартом и целесообразностью, а то ведь, если вовремя не остановиться, то через пару лет, глядишь, и оружие придется зачехлять. Сейчас трофейная охота приобретает все большую популярность, охотники становятся более профессиональными, совершенствуется их оружие – и опасность истребления наиболее сильных и жизнеспособных особей того или иного вида, что ни говори, существует, что доказывает пример Западной Европы, где при общем немалом поголовье охотничьих животных экземпляры трофейного качества встречаются все реже.
В отличие от некоторых охотников-трофейщиков, главной целью которых являются призовые рога да клыки, Дмитрий Меркуль никогда не пренебрегает мясом добытых им животных. Об охотничьей кулинарии он может говорить часами, тем более, что готовит дичь всегда сам. Вот, например, что он делает из оленины:
– Вырезаю длинные мышцы вдоль хребта и внутренние, поливаю их лимонным соком с розмарином, сутки даю постоять, потом переворачиваю и снова выдерживаю сутки. Затем просушу полотенцем, заворачиваю в марлю и отправляю в морозилку. Получается очень вкусное карпаччо, особенно если его как можно тоньше нарезать. Добавить соль, перец, растительное масло, бальзамический уксус – просто объедение! А недавно попробовал запечь в духовке оленью ногу целиком – тоже остался доволен, хоть и готовить пришлось более 4,5 часов.
Охота, говорит Дмитрий, изначально была способом добывания пищи. Поэтому отказ от гастрономической составляющей добычи животного считает неправильным с моральной точки зрения. И с каждой охоты всегда привозит домой хотя бы часть мяса. Тем самым лишний раз проявляя благодарность и уважение к добытому зверю…
 
Павел ВЛАДИМИОРВ
Журнал "ОХОТА на Белой Руси" №4-2011 
Назад к списку статей
Яндекс.Метрика